15 сентября 2005 года. Четверг.
В тот день занятия у старших классов проходили во вторую смену, и я решила перед школой подкачаться на тренажерах. Но вскоре желание пропало, потому что Андрей сообщил мне шокирующую для меня новость.

Дядя Сергей расспрашивал у него о родителях. Оказалось, что он хочет помолвки Олеси и Андрея. Несмотря на свой достаточно молодой возраст, а Андрею тогда было всего девятнадцать, он от этой новости пришел в восторг, потому что был уже давно влюблен в Олесю. Я же этому совсем не обрадовалась. Я представила их помолвку, то, как они держатся за руки, обнимаются, целуются, спустя пару лет женятся. В тот момент я была готова признаться Андрею во всех своих чувствах, лишь бы остановить это. Я нервно закурила сигарету и встала у окна, чтобы табачный дым тянуло в открытую форточку.

— Чего ты так занервничала? – удивился Андрей, сидя на подоконнике. Он бессмысленно бил мячом по полу в ритм звучащей музыки.
— Интересно получается, — задумчиво ответила я, — Олеся тебя не любит, не смотря на то что прошел уже год, как она рассталась со своим парнем. А дядя Сергей настаивает на вашей помолвке.
— Он не настаивает, — произнес Андрей, — он просто предложил.
— А как Олеся на это отреагировала? – спросила я.
Андрей пожал плечами и тихо ответил:
— Кажется, я ей не нравлюсь.
— Надеюсь, она откажется, — брякнула я и, схватив рюкзак, отправилась в школу.

Тогда мне было все равно, что обо мне подумает Андрей. Догадается ли он о моих чувствах или просто пропустит мои слова мимо ушей.

Я пришла в кабинет истории злая и нервная. Зато Олеся «светилась» от какого-то счастья. Конечно, я сразу подумала, что она тоже радуется предстоящей помолвке. За урок я умудрилась отхватить двойку за то, что ничего не делала, и выслушать воспитательную лекцию Светланы Николаевны.

— Что из тебя вырастет? – кричала она на меня во весь голос.
— Спортсменка, — спокойно и равнодушно отвечала я. – А в спорте Ваша фигня под названием «история» не нужна.
— Ты так с мамой огрызаться будешь! – продолжала она. – А здесь ты обязана мне подчиняться! Спортсмены тоже должны быть умными и грамотными! И историю свою знать должны.
— Запарила, — вздохнув, прошептала я.
— Зверева, дофутболишься! На собрании все родителям расскажу! – как всегда угрожала завуч.
— Я могу сейчас папе позвонить, — продолжала огрызаться я.
— Таня, успокойся, — тихо посоветовала Олеся. – Возможно, в будущем тебе понадобиться история? Чтобы составить правильный ход событий или… ты вовсе не будешь спортсменкой.

Тогда я не придала значения словам подруги, просто проигнорировала их. Прозвенел звонок на перемену и я стала собирать учебники в рюкзак, когда заметила, что у Олеси сегодня необычайно большая сумка. Одной рукой она складывала в нее тетради, другой держала около уха сотовый телефон.

— Да, — тихо смеялась она, разговаривая с кем-то. – Конечно… послезавтра…

Я решила, что она говорила с Андреем, обсуждая предстоящее знакомство с родителями. Я смотрела на нее, не отрывая своего взгляда от ее красоты. Даже в простой белой кофточке и светлых джинсах она была идеальной. С собранными в хвост волосами и без макияжа она все равно была самой красивой. Я представила рядом с ней Андрея и поняла, что они могут быть очень подходящей парой. По сравнению с ней я была серой мышкой.

— Хорошо, Ира, — улыбнулась Олеся и закрыла телефон.
От этих слов у меня будто камень свалился с плеч. Она разговаривала со своей сестрой. На мгновенье я обрадовалась, но потом снова возвратилась в реальность и решила молча уйти. Но едва я встала с места, как Олеся схватила меня за руку. Я обернулась. Она сидела на своем месте, перевалившись через парту, чтобы остановить меня.
— Таня, — обратилась она ко мне, мило улыбаясь. – Я знаю, что ты против нашей с Андреем помолвки. Я знаю, что ты давно любишь его.
— И что? – нервничая, спросила я.
— Ничего не будет.
— Правда? – спросила я, «загоревшись» от счастья.
— Уверяю, — ответила Олеся и отпустила мою руку.

Это была самая счастливая новость для меня на то время. Мне казалось, что это был самый лучший набор слов, которые я слышала за всю свою жизнь. Злоба на Олесю сразу прошла, я расплылась в довольной улыбке и побежала к выходу из кабинета. Почему то мне захотелось покурить, но сигарет у меня не было.

Папа урезал карманные деньги, приходилось экономить. Я выбежала на крыльцо школы и сразу столкнулась с каким-то высоким парнем. Он схватил меня за плечи и остановил, иначе я бы врезалась своей головой в его грудь. Помню, что я испугалась и, тяжело дыша, шагнула от него назад. Я сразу его узнала. Это был Кристиан, все в тех же пирсингах, с такими же длинными волосами, как и на фото, которое я видела у Олеси год назад. Помня о том, что он Ворон, я не стала конфликтовать и решила завести дружеский разговор, задав ему вопрос:

— Сигаретки не найдется?
— Такая маленькая, и куришь? – усмехнулся он.
— Я не маленькая! – обидчиво воскликнула я.
— Извини. Вообще-то я не курю. И тебе не советую, это вредно, — добавил он. – Из тебя ведь красивая женщина получится.
— Не надо этой философии, — тяжело вздохнула я. – Мне итак Светланушка весь урок мозги вправляла.

Парень и девушкаВ ответ он лишь молча улыбнулся и вошел в школу. Я же пару минут стояла в недоумении. Для меня было неожиданностью его поведение. Я была о нем другого мнения. Мало того, что он не курит, так он еще и довольно культурный и галантный молодой человек. Но я не стала долго забивать им мысли, решила посидеть в одиночестве, подумать об Андрее. Я залезла на высокий забор школьного участка и размечталась под лучами осеннего, но все еще теплого солнца. Прозвенел звонок на урок, как я увидела, что из здания школы вышли Кристиан и Олеся. От удивления я раскрыла рот и едва не свалилась с забора. «Они вместе, — подумала я. – Значит, она обманывала меня.» Парочка дошла до мотоцикла, и парень уселся за руль. Олеся пристегнула к сиденью свою сумку и, надев защитный шлем, пристроилась позади Кристиана.

Я хотела остановить ее, вспомнив реакцию дяди Сергея на их отношения. Поэтому я попыталась спрыгнуть с забора, но зацепилась за торчавшую в нем проволоку олимпийкой, разорвав ее почти в клочья. Я неудачно упала на колено и сразу почувствовала острую боль в суставе. Я скорчилась на земле от боли и услышала, как завелся мотор мотоцикла. «Нужно ее остановить» — застучало в висках. Но я не могла подняться и бежать за отъезжающим мотоциклом. Приподняв голову и бессмысленно протянув руку к скрывающемуся за поворотом транспорту, я прошептала:

— Олеся, что ты делаешь?

Но уже было поздно. Она уехала. Тогда я поняла, зачем ей такая сумка. В ней были вещи, которые она собрала дома, чтобы раз и навсегда сбежать с любимым человеком туда, где никто не будет мешать им быть вместе.

Самостоятельно встать я так и не смогла. Вскоре прибежали учителя и ученики и вызвали «Скорую». Меня отправили в больницу на обследование. Врачи осмотрели мое колено, сделали снимки и сказали, что у меня трещина в колене. Это было настоящим потрясением для меня. Когда врачи обработали мою ногу, наложили гипс, приехали родители. Они забрали меня домой. На удивление, папа не ругался. Наоборот, он очень переживал за меня.

Уже находясь дома, я первым делом позвонила Беловым и спросила про Олесю. Но ее бабушка сказала, что внучка со школы еще не вернулась.

— И не вернется, — произнесла я.
— Что? Не слышу, — переспросила бабушка.
— Я позже перезвоню, баба Нина, — сказала я и положила трубку.

Вечером Димка привез ко мне Вовку и Андрея. И они уговорили меня съездить с ними в кафе, чтобы отметить победу в футболе. Андрей помогал мне передвигаться, крепко держа меня за талию. Так близко мы с ним никогда еще не находились друг к другу. Мне было очень приятно, что он так заботится обо мне.

— Три-ноль, — рассказывал он мне, сидя за столиком в кафе тети Веры. — Жаль, что тебя не было. Ты же всегда болеешь за нас больше всех. Надеюсь, что твое колено быстро заживет, и ты к нам вернешься.
— Так что у тебя с ногой? – спросил Вовка.
— Упала, — сухо ответила ему я.
— Ну ты мастер на приключения, — засмеялся тот, наливая мне сок.
— А где Олеся? – вдруг спросил Андрей.

Я не знала, что ответить. Мне вообще стало обидно, что он снова говорит о ней. Некоторое время все молчали, дожидаясь моего ответа, а потом в кафе вошел Георгий Третьяков с парой своих Воронов, и разговор вообще прервался, потому что наши взоры были устремлены только на них. Парень осмотрел всех посетителей и остановил свой взгляд на мне. Потом решительно приблизился, что напугало моих друзей, и они встали. Ведь мы не знали, с какими намерениями Вороны появились в нашем кафе. Конечно, мой брат и его друзья в первую очередь встали бы на мою защиту.

— Привет, пацаны, — поздоровался он. – Я пришел с миром. Мне лишь нужно задать пару вопросов Тане.
— А что случилось? – удивился Димка.
— Сейчас вы все поймете, — ответил он и обратился ко мне. – Ты знаешь, где сейчас Белова Олеся?
— Нет, — ответила я дрожащим голосом.
— Она тебе ничего не говорила о планах?
— Нет, — снова коротко сказала я.
— Тогда у меня вопросов больше нет, — улыбнулся он и направился к выходу, где его ждали друзья.

Димка буквально рухнул на свое место, потом глотнул сока и спросил:
— А зачем им Олеся?
— Не знаю, — соврала я, потому что боялась говорить правду.
— Странно, — пожал плечами Андрей, — не ожидал, что она как то связана с Черными Воронами.

Тогда я друг захотела сказать им правду, рассказать, что я сегодня видела, из-за чего я вообще получила травму ноги, но язык не поворачивался. Вдруг Олеся и Кристиан просто поехали отдыхать, а своими словами я могла разрушить их счастье. Тем более, больше всего я боялась, что об этом узнает ее отец. Поэтому я просто промолчала.
Продолжение

Данный материал публикуется с личного разрешения автора. Все права защищены.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *