13 февраля 2007 года. Вторник.

— Доброе утро, — произнес Андрей, когда я взяла трубку. Его звонок был для меня неожиданностью. – Таня, — продолжил он, — извини за вчерашнее. Я насильно поцеловал тебя, а потом повел себя так глупо, обиделся на тебя ни за что.
— Андрей, не забивай голову всякой ерундой, — ответила я. – Я не виню тебя в этом.
— Правда? Тогда все в порядке?
— Конечно, — улыбнулась я.
— Чем ты занимаешься сегодня после школы? – внезапно спросил он.


Я всегда знала, что на Андрея можно положиться и решила не скрывать от него своих намерений, наоборот даже попросить помощи. Прикрыв дверь своей комнаты, я тихо произнесла:
— У меня есть одно очень важное дело. Я расскажу тебе о нем, если пообещаешь, что заедешь за мной.
— Договорились.

После завтрака я отправилась в школу. Первым уроком была география, которую я не особо любила, но старалась тянуть «четверку», чтобы не испортить аттестат. К тому же учитель Ольга Ивановна всегда была готова помочь своим ученикам подтянуть оценки.

— Мировой океан таит на своем дне и в его недрах несметные богатства, — начала объяснять она новую тему урока. – Искать эти сокровища и разрабатывать их заставляет экономическое развитие государств и возрастание потребностей во все новых источниках сырья…

Дальше Ольгу Ивановну я не слушала, думала совсем о другом. Взяв чистый лист бумаги и фломастер, я стала составлять цепочку всех знакомых Олеси, особенно тех, кто ей завидовал. Однако никого не могла заподозрить в обмане или того хуже убийстве. Видимо, Ольга Ивановна заметила, что я занимаюсь посторонним делом, и сразу обратилась ко мне с вопросом:

— Татьяна, в каком году в докладе Генерального секретаря ООН был дан прогноз спроса на нефть на 1970-2000 годы?
Я медленно поднялась со своего места, понимая, что все одноклассники затихли, чтобы потом громко рассмеяться над моим глупым положением. Оглядев девчонок с их довольными лицами, я стала рассуждать:
— Прогноз – это расчет, произведенный заранее на определенный период времени. Если учитывать время с 1970 по 2000 год, значит, прогноз был дан, либо в 1969, либо в 1971 году.
— В 71-м, — улыбнулась Ольга Ивановна. – Ты хорошо рассуждаешь. Тебе бы следователем стать.
Эти слова еще больше уверили меня, что я смогу распутать дело гибели своей дорогой подруги, поэтому, когда за мной приехал Андрей, я не раздумывая, села в машину и стала ему все рассказывать.
— Что ты затеяла? – с любопытством спросил он.
— Я хочу заняться собственным расследованием гибели Олеси, — решительно призналась я.
— Чего? – удивился Андрей.
— Да, да.
— Ты чокнулась, — произнес он и выдохнул.
— Я уверена, что она погибла не случайно, — начала доказывать я. – Неужели ты веришь в слова следователя?

Ты же сам тысячу раз бывал в том домике. Когда ты видел там пропан? Андрей, даже если бы там произошло возгорание, неужели из трехкомнатного дома невозможно было успеть выбраться? Следак списал все несчастный случай, потому что это было кому-то на руку.
— Ерунда, — заворчал он, нахмурившись.
— Вези меня в прокуратуру, — приказала я.

Немного занервничав, Андрей все-таки послушался и завел машину. А уже через четверть часа я была на месте. В двухэтажном здании я быстро нашла кабинет Виктора Петровича и, постучавшись для приличия, вошла. Кабинет был большим и светлым, окруженный высокими стеллажами до потолка. В этих стеллажах было много книг, папок, бумаг. Посреди стоял большой письменный стол с компьютером, из-за которого сразу выглянул седоволосый, усатый мужчина в очках, спущенных на нос.

— Чем я могу помочь? – поинтересовался он.
— Виктор Петрович, я звонила Вам вчера по поводу дела о гибели своей подруги, — заговорила я.
— А, это ты, — тяжело вздохнул он. – Что опять?
— Я не оставлю Вас в покое, пока вы не поговорите со мной! – набравшись храбрости, заявила я.
— Значит, мне придется вызвать охрану. Твоих родителей давно не вызывала милиция.
— Откуда Вы знаете, что мои родители забирали меня…
— Я же следователь. Это моя работа.
— Тогда почему такой хороший следователь закрыл громкое дело нелепым постановлением?!
— Сколько страсти в характере, — улыбнулся он. – Помню, я был таким же. Желал новых дел, приключений.

Однако оказалось, что в некоторых ситуациях мой характер и шестое чувство не пригодились. Ладно, идем.
Мужчина зашел за один из стеллажей и быстро нашел нужную папку.
— Сентябрь 2005-го, — прочитала я.
— Видишь, — он указал на печать, стоящую на лицевой стороне обложки. – Это значит, что дело официально закрыто. Я не имею права продолжать вести это следствие, иначе попаду под суд.

Я не могла поверить своим ушам, неужели его заставили прекратить это дело. Значит, это все-таки убийство. Я выхватила папку из его рук и сказала:
— Я имею на это право.

Я быстро направилась к столу и уселась в клиентское кресло. Виктор Петрович занял свое место и заговорил:
— Дай мне папку, — он открыл обложку и достал две фотографии погибших Олеси и Кристиана. Потом принялся читать, — Кристиан Фоер родился в 1986 году в Израиле. Отец, Фоер Вениамин Иосифович, еврей по национальности, военный в отставке. Мать Аделина Эдуардовна… Так, так, так… Сестра Илана, 1987-го года рождения. Семья прибыла в Лесогорск в 2004 году. Кристиан сразу связался с бандой Черных Воронов и два раза был задержан оперативными органами за драку и воровство, — Виктор Петрович перелистнул бумаги и продолжил. – Георгий Третьяков, главарь той банды, лучший друг Кристиана. Допросить его мне так и не удалось, сразу после трагедии он загадочно исчез.

— Как? – удивилась я.
— Возгорание было обнаружено грибниками, но когда прибыла пожарная машина, и огонь был потушен, среди руин нашли только обгоревшие тела. Судмедэкспертиза установила, что останки принадлежат Олеси Беловой и ее другу Кристиану Фоеру. О том, что погибли именно они, — мужчина поднял глаза и сказал, — нет сомнений, потому что в последний раз их видели вместе возле школы, когда они отъезжали на мотоцикле, который был обнаружен возле сгоревшего дома.

Слушая следователя, я ясно представляла себе эту картину. Я даже не заметила, как смяла в руках фотографию погибшего парня. Я ненавидела его за то, что он привел мою подругу к смерти.
— Почему Вы решили, что они погибли от несчастного случая? – наконец спросила я.
— Мг, — хмыкнул Виктор Петрович. — Ты многое хочешь знать. Разве тебе мало того, что ты уже знаешь?
— Значит, я права? Их убили?
— Если ты хочешь заняться этим расследованием, я помогу тебе со свидетелями, показаниями, фотографиями, но не больше.

Слова следователя ввели меня в некий шок. Я оказалась права. Но мне была очень важна его помощь. Он стал что-то быстро записывать на листок, потом сложил его и подал мне.
— Что это? – спросила я.
— Адрес тех, кто обнаружил пожар. Начни с них. Только, пожалуйста, не говори никому, что я тебе помогаю.

И не приходи больше ко мне на работу. Это дело, пожалуй, единственное, которое мне так и не удалось распутать. Я буду очень рад, если тебе это удастся. Правда, хочу предупредить, что ты можешь оказаться в опасности.
— Я не боюсь опасности, — проговорила я и поспешила удалиться.

Я не рассказала Андрею о том, что мне поведал Виктор Петрович. Его реакция на мою затею уже была мне ясна, поэтому я решила заниматься расследованием самостоятельно и тихо, чтобы не вызвать лишних подозрений.

АварияКогда мы ехали домой и проезжали по мосту, я попросила Андрея остановиться. Мне хотелось немного побыть на свежем воздухе. Я вышла из автомобиля и приблизилась к перилам моста. Река была покрыта толстым слоем льда, и на нем катались дети. Кое-где виднелись проруби, оставленные рыбаками, следы.

Андрей подошел ко мне и стал что-то вспоминать из детства. Но я его не слушала, я думала только о том, что узнала. Я не могла себе даже представить, что Олеся испытывала в последние моменты своей жизни. Вдруг, над ней издевались, или наоборот смерть наступила мгновенно. В любом случае, я не могла представить, кто мог это сделать. Георгий Третьяков? Ведь он сразу пропал без вести. Но зачем же ему убивать лучшего друга? Илана, безумно любящая своего брата? Но даже из ревности, она не могла этого совершить. Может быть Андрей? Он любил Олесю, хотел жениться на ней. Вдруг, он узнал об их с Кристианом отношениях, и убил их? Или это сделал сам Кристиан? Убил Олесю и совершил поджог, чтобы им больше не пришлось скрываться, убегать. В голове все смешалось, я не знала, на кого подумать, но понимала, что в этом деле стоит покопаться. Подозревать своих близких было на столько противно, что, решив отвлечься, я приподняла голову, чтобы заговорить с Андреем, как передо мной появился вчерашний попутчик.

— Ты меня напугал, — выдохнула я и стала вглядываться в его профиль. Как и вчера, он спустил на свои глаза козырек бейсболки, но ровный нос и легкая улыбка были хорошо мною замечены. Он перегнулся через перила и наблюдал за играющей на льду ребятней.
— Как дела? – спокойно спросил он.
— Отлично, — раздраженно ответил Андрей, пытаясь протиснуться между нами.
— Ты здесь живешь? – поинтересовалась я.
— Нет, — ответил он.
— Извини, забыла, как тебя зовут?
— Крис, — парень взглянул на меня своими черными глазами и улыбнулся.
— Точно, — вспомнила я. – Откуда ты приехал?
— Издалека.

Я заметила, что Крис приближался ко мне все ближе, так и не подпустив Андрея. Было очень интересно наблюдать за тем, как они оба пытаются встать возле меня. Наконец Андрей пристроился с другой стороны, и я оказалась между двумя симпатичными парнями.

— Стремись к замиренью с врагом, — заговорил вдруг Крис, — приверженным высшему благу, который в сраженьях не раз являл, побеждая, отвагу. Стремись к замиренью и с тем, в ком зло воплотилось земное. Запомни навек: кто сберег себя, сбережет остальное.
— Что это за бред? – засмеялся Андрей.
— Перестань, — одернула я его. – Наоборот, очень красиво.
— «Панчатантра» — древний индийский сборник стихов.
— Любишь читать?
— Иногда читаю, — вздохнул Крис.
— Нам ехать пора, — произнес Андрей и потянул меня за руку к машине.
— Хорошо, еще увидимся, — улыбнулся мне вслед парень.
— Пока, — тихо добавила я.

Мне не понравилось, что Андрей повел себя так, будто я его девушка, которую он безумно приревновал к постороннему парню, но ничего ему об этом не сказала. К тому же едва мы отъехали с моста, как он предложил мне пойти на завтрашний концерт вместе. Я поняла, что он пытается ухаживать за мной, и решила дать ему шанс. Тем более его симпатия ко мне была очень хорошо заметна.

Когда вечером я осталась в своей комнате наедине только со своими мыслями, я достала из сумки листок, который мне дал Виктор Петрович, и обвела красным фломастером записанный на нем адрес, а рядом поставила вопрос. Глядя на этот большой яркий вопросительный знак, я задумалась. Задумалась над тем, что я буду говорить тем свидетелям, какие вопросы я им задам, а главное как? По крайней мере у меня было огромное желание найти убийцу своей подруги, а этого было достаточно, чтобы решиться пойти на это расследование. Так началось мое первое дело.
Продолжение

Данный материал публикуется с личного разрешения автора. Все права защищены.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *