предыдущая часть

Проснулся от сильной боли в животе. Очень хотелось пить. Воды нет. Чувствую, что встать не могу. Посмотрел на ноги — одна нога перебинтована на пятке. Видно на бинте засохшее пятно крови, похожее на акварельную краску. Надеюсь, что там все в порядке, и встать я не могу из-за усталости, а не по причине того, что у меня чего-то не хватает на ноге.

Странно, наручников на руке нет. Хм, значит сюда кто-то приходил. Надо попытаться встать. Жаль, но ничего не выходит. Моя нога не реагирует на послания импульсов моего мозга. Возможно, перебиты сухожилия, или из меня сделали подобие гейши. Гейшам ведь, если они не умеют делать маленькие шаги, то надрезают пятки. И хочешь, не хочешь, а бегать не сможешь все равно. Буду верить, что мне там просто подстригли кучку волос, задев при этом нежный кожный покров. Фу, какая-то мерзлявость чувствуется в словах. Аж, противно!

Дверь резко распахнулась и в проеме появилась большая фигура, из-за того, что свет бил мне в лицо я не мог разглядеть вошедшего. «Я Дионисий, здешний священник. Надеюсь, ты помнишь меня, раб? Скоро ты будешь как все – усмиренным созданием», — сладко, прикусывая губу тараторил священник.

Знаешь, Дионисий, иди ты к черту! Лучше отпусти меня. Я уже не тот слабенький дядя, которого ты видел перед входом в церковь, молящегося и орущего что-то на непонятном языке. И что вы сделали с моей ногой? Почему я не могу встать?

Свет немного перестал бить в глаза, и я увидел на лице дионисия сквозь ворох бороды на лице злую улыбку. Он ничего не сказал, а только закрыл дверь и ушел. Я слышал его медленные шаги, когда он спускался вниз по лестнице. Временами они прерывались зловещим смехом или криком с улиц.

Надо что-то делать. Ногу развязывать, думаю, не стоит – пусть будет так. Надо найти какую-нибудь опору, чтобы на нее опереться и встать. Жаль, что здесь нет костыля. Эх, размечтался уже. Хоть бы палку найти да занозу не поймать. Так, что-то есть подходящее. Это какая-то железная труба, напоминающая лом, только полая внутри, и у нее тупые подпиленные концы. Ползти до нее метра четыре, но я смогу. Я должен сдержать свое слово, которое дал сам себе. Буду бороться до конца, до последнего вздоха, до последней капли крови.

Тяжко мне передвигаться на пузе: ничего не ел уже долгое время, и нога ноет как проклятая. Черт, осталось всего ничего, какой-то несчастный метр. Беру железную шпалу, стараюсь опереться на нее – ничего не выходит. Ладно, не с первого раза, так со второго. Тяжелые минуты для моего организма. Так, получилось опереться на железку. Вот уже я стою на коленях. Осталось всего несколько шагов, и я достигну своей цели – встану на ноги. Очень сложно поставить ногу с перевязанной пяткой, будто туда что-то подложили. Что-то очень тяжелое и твердое. Была не была – встаю. Ах, больно! А… А… Один шаг сквозь боль, второй сквозь рев, третий сквозь скрежет зубов. Оперся о стену, железная палка упала, создав очень сильный шум. Слышу быстрые шаги к своей двери…

Ключ в замок поначалу не попадал, но вскоре резко провернул механизм и ударом руки дверь распахнулась. В комнату ворвался какой-то мужчина, в разорванной майке, будто ее специально порезали и одели на его уже немолодое тело. Я оказался сзади его и он меня не увидел. Через не могу сделал резкий шаг вперед и ударил его на сколько мог по голове – упал вместе с ним на бетонный пол. Мать твою, больно же. Мой незнакомец не шевелился. Маленькая лужица стала образовываться около его виска. Глаза бездушно смотрели в пол. Он умер. Я этого не хотел, честно. А вдруг он был хороший? Нет, здесь не могло быть хороших людей! Меня пытались убить. Надо скорее вставать – внизу, на этаже снизу что-то сильно расшумелись. На этот раз я уже встал быстрее. Неудобно без обуви, но мне не выбирать. Обыскал труп, нашел небольшую связку ключей: два больших и один маленький. Третий явно от моей двери, но от чего другие два?

Кое-как выбравшись за дверь своей темницы, я от усталости чуть-чуть не покатился вниз по лестнице, задержавшись за перила. Штормит очень сильно. Последний раз так было на мой выпускной, когда я пытался перепить своего учителя по истории… Не буду об этом. По ступенькам идти очень сложно, пятка болит и приходится в основном работать другой ногой. Голоса внизу притихли: либо успокоились и притаились, либо им все то, что произошло наверху, показалось простым глухим ударом, который создается при падении шкафа на пол. Странное сравнение, но мне таким показался звук.

Я уже на нижнем этаже. Хочу жрать. И именно таким словом, потому что такой голод только так и описывается. Ха! Не поверил бы ни одной книге, если бы там было написано, что герой спустился на этаж ниже и попал в столовку! Но со мной как раз все так и произошло. На столе остались остатки вполне пригодной пищи: раскрошенные куски черного ржаного хлеба, резаные помидоры, в какой-то тарелке даже остались остывшие щи. Хм, почему это все здесь лежит? Я бы съел все сразу. Ну, раз никто не стал, я-то почем буду отказываться? Прыжками на одной ноги, с убитой гримасой на лице я подскочил к столу. Не присев за него стал поедать чей-то обед. Съел все до единой крошки примерно за 3-4 минуты. Из-за стола выполз на четвереньках и упал рядом… Как-то неудобно у меня в желудке. Такое ощущение, что там что-то шевелится. Сую два пальца в рот, и через несколько секунд почти вся еда оказывается вновь перед мои лицом, только не в том виде, какой она носила до меня. Или меня ударил кондрат или в еде я вижу что-то шевелящееся?! Фуу, это глисты – аскариды. Откуда они в моем теле?! Встаю на одну ногу, вижу на столе кастрюлю с половником и крышкой. Приоткрываю и откидываю все в сторону. Кастрюля кишит нечестью. Меня стошнило прямо на стол. Я это ел?

Неожиданно в соседней комнате слышу рык, который ни с чем не перепутаешь! Этот хриплый, ужасный вой, исходящий из разрывающегося горла. В комнату забегает ходячий мертвец… Он повернулся и смотрит на меня! Мне кажется, что я сейчас наложу в штаны. Нет, пронесло. Мертвец не двигается, только качает головой из стороны в сторону и смотрит на меня. Молчит, очень страшно. Седьмая капля пота падает с брови и разбивается о бетонные плиты пола. Я не двигаюсь. Конечности занемели. Что я могу предложить этому нечеловеку? У меня даже палки-копалки нет.

Мертвец сделал ко мне несколько медленных шагов, принюхался к воздуху, передернул ноздри и удалился прыжками из комнаты. Ничего себе прогулочка! Чувствую, что штаны у меня мокрые. Я не обмочил их, это меня так промочил пот. Может ему мой запах не понравился, и он принял меня за своего?!

Медленными шагами я стал спускаться дальше вниз. Живот опять ворчит, есть охота снова. На нижнем этаже… братская могила. В том углу, где были люди остались только их разорванные тела. Груды тел валяются и стынут на полу. Их разделали как свиней – жестко и беспощадно. Из угла вдруг к моим ногам подкатилась голова, с еще капающей кровью изо рта… Я её узнал. Это Дионисий. Страшная смерть, даже для такого урода как он. Одно глазное яблоко было вырвано начисто из орбиты. Плюнул и пнул этот никчемный кусок мяса, который я бы даже своему врагу на обед не приготовил.

Оружие около двери осталось не тронутым. Я взял одну винтовку и несколько пистолетов ТТ. Пора домой, пора к Саре… Пора.

продолжение следует

6 комментария(ев) к На рассвете жизнь осталась в тени мрака. Преображение

  1. Вова:

    Блин, интриган. Я уже не могу к концу на пределе был.

  2. Вова:

    Ты пиши пожалуйста когда новый рассказ выходить будет

  3. Вова:

    Товарищ Black скажите пожалуйста, когжа мне ждать продолжения?

  4. Вова:

    Когда уже будет продолжение, Jacob ты куда пропал?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *