Лесков. Писатель и поэт. Личность, которая до сих пор остается интересна людям. Не прекращается изучение произведений, стихов и жизни Лескова ни на минуту.

«Конкурс «Лесков и Орловский край» – 2011»

Тема: Детство и юность Н.С. Лескова на Орловщине.

Выполнил: Веркеев Артем
МОУ «Троицкая средняя
общеобразовательная школа»
9 класс
Руководитель: Касьян Н.И.
учитель русского языка и литературы

Оглавление

Введение………………………………………………………………………………………….3
Орловские реалии середины XIX века и их влияние на
формирование личности Н.С. Лескова………………………………………………4
Детские годы в Орле…………………………………………………………………………5
Учеба в Орловской гимназии как важный этап в
формировании личности Н.С. Лескова……………………………………………….8
Заключение……………………………………………………………………………………..11
Библиография………………………………………………………………………………….12

Введение.

Литературное краеведение – одна из самых интересных областей изучения литературного наследия. В настоящее время проводятся многочисленные конфе-ренции по проблемам литературного краеведения. Пристальное внимание ученых-краеведов привлекают источники художественных образов, возникновение сюжета и композиции литературных произведений, создание которых тесным образом свя-зано с местом, изображенным в нем. Знание предыстории появления героя и сюже-та, знание реальных фактов, вошедших в литературное произведение, позволяет по – новому взглянуть на творчество писателя Н.С. Лесков неоднократно указывал на реальную действительность как на источник сюжета. Он писал, что в основе его произведений лежит «правда, но сшивная», большая часть его произведений «не вымысел – это свод событий одного времени и одной природы» . Изучение творче-ской лаборатории писателя – одно из самыхинтересных направлений науки.

Тема моего исследования: «Детство Н.С. Лескова». На мой взгляд, одна из самых актуальных тем в изучении жизни и творчества гениального писателя. Ис-следователи литературного наследия Лескова, как правило, соотносили тот или иной период жизни писателя с историей создания его произведений. Сам автор не-однократно указывал, что в его произведениях описывались события, происходив-шие во времена его детства и юности. Поэтому большинство исследователей отме-чает особую ценность «орловских впечатлений» для понимания творчества велико-го бытописателя. Однако биографические данные писателя ранних лет его жизни не всегда передавались точно и не анализировались. Орловский период жизни Лес-кова не выделялся литературоведами в качестве особого этапа в биографии писате-ля. Авторы, в основном, констатировали биографический факт пребывания Лескова в Орле, редко давая более широкую характеристику этому периоду в жизни пи-сателя.

Первый, кто обратился к скрупулезному исследованию периода пребывания Н.С. Лескова в Орле в детские и юношеские годы, был его сын, А.Н. Лесков.

Цель исследования: расширить представление о детских и юношеских го-дах писателя, проведенных в Орле и об их влиянии на становление личности и творчества Н.С. Лескова.

Основные методы и принципы исследования, используемые при написа-нии работы: теоретическое исследование и анализ научной и краеведческой лите-ратуры, биографический и историко-литературный подходы

Основными источниками при изучении темы «Детство Н.С. Лескова» стали: Ашихмина Е.Н. Н.С. Лесков в Орле. В своей монографии автор освещает «орловский период» биографии писателя. В публикацию вошли ранее неизвестные архивные данные, существенно расширяющие и меняющие представление о детст-ве писателя, его учебе в Орловской гимназии. Кроме того, в исследование Аших-миной Е.Н. Вошли документы Государственного архива Орловской области (ГА-ОО), что значительно расширяет, так называемую, «орловскую биографию» Н.С. Лескова. Важным источником информации стали мемуарные свидетельства Андря Лескова: Жизнь Николая Лескова.

Орловские реалии середины XIX века
и их влияние на формирование личности Н.С. Лескова.

В художественной картине мира Н.С. Лескова существенным является изо-бражение Орла, города, который занимает важное место в культурно-духовном пространстве России.
Губернский город Орел в 20 – 50-х гг. XIX века считался крупным торговым и хозяйственным центром Европейской части Российской империи. В середине XIX века его население составляло более 32,5 тысяч человек. Важнейшим пред-приятием Орла являлась хлебная пристань на реке Оке. Пристань по существу яв-лялась своеобразным градообразующим предприятием. Отсутствие железнодорож-ного транспорта делало Оку центральной водной артерией, по которой осуществ-лялся сплав южнорусского хлеба в центральные губернии, включая Нижний Нов-город.

Центральной орловской улицей считалась Болховская (современная улица Ленина). Здесь размещались наиболее престижные торговые точки и проживали представители наиболее обеспеченных слоев городского общества – купцы, дворя-не, духовенство.

В первой половине XIX века Орел в архитектурном плане развивался мед-ленно, но непрерывно. Лесков застал город в момент нерезкого, но непрекращаю-щегося обновления, связанного как с ростом благосостояния купеческого центра, расположенного на центральной хлебной пристани европейской части России, так и с отстройкой города после крупных пожаров. Архитектурными доминантами Орла являлись церкви. Украшение, роспись, перестройка храмов, возведение колоколен, соединение с ними трапезных, в основном, производилось на средства купцов.

Большинство орловских храмов, без которых была немыслима будничная и праздничная жизнь Орла, органично вошли в описания Лескова. Не будет преуве-личением говорить, что Лесков знал все орловские церкви, как знал улицы, как знал дома многих жителей города Орла и самих его жителей.
В 1847 – 1849 гг. проводились значительные работы по благоустройству го-рода. Были исправлены мостовые на Ильинской площади, на Московской и Ново-сильской (совр. Пушкина) улицах, построены новые мостовые, в частности, от Пе-тропавловского собора к Кадетскому корпусу; заменены старые фонари, отремон-тированы мосты, отремонтированы Московские ворота и «каменный мост к Ар-хиерейскому дому».

В бытовом и морально-нравственном отношении город жил достаточно раз-меренной жизнью, определенной сословными обычаями и церковным календарем. Важную часть жизни, помимо трудовой активности разного рода и назначения, со-ставлял сословный досуг. Дворянские праздники отмечались балами и приемами, проходившими в здании Дворянского собрания и в особняках местной знати. Куп-цы и мещане, досуг которых смыкался с крестьянским, принимали участие в ката-нии на ледяных горках, в сжигании чучела зимы на масленицу, в пускании воз-душных змеев, в купании в проруби-«иордани» на Крещение, в выпускании птиц на Благовещение, в катании на каруселях, которые устанавливались на городских торговых площадях – Воздвиженской, Кромской и на Ильинке.

Детские годы в Орле.

Появление Лескова в Орле произошло в раннем детстве писателя. 17 августа 1832 года отцом писателя Семеном Дмитриевичем Лесковым был приобретен «собственный деревянный дом, состоящий города Орла в3-й части I квартала под № 43, дошедший ему от титулярного советника Николая Питонди по купчей». С момента покупки дома возникает и возможность появления в нем будущего писа-теля. Впервые Лесков увидел Орел, будучи привезенным из Горохова в самом на-чале 30-х годов.

До восьмилетнего возраста будущий писатель учился в гороховском доме вместе с тремя двоюродными братьями. Кроме того, некоторое время будущий пи-сатель жил с родителями в сельце Гавриловском Орловского уезда и на хуторе Па-нино Кромского уезда. Жизнь на маленьком хуторе была нелегкой, без особого достатка, но для маленького Николая по-своему заботливой: не скупилась на впе-чатления. «В деревне я жил на полной свободе, которой пользовался как хотел – писал впоследствии Лесков. – Сверстниками моими были крестьянские дети, с ко-торыми я жил душа в душу. Простонародный быт я знал до мельчайших подробно-стей и до мельчайших же оттенков понимал, как к нему относятся из большого барского дома, из нашего «мелкопоместного курничка», из постоялого двора и с поповки. . Народ надо просто знать, как самую свою жизнь, не штудируя ее, а жи-вучи ею.

Я, слава Богу, так и знал ее, то есть народ, – знал с детства и безо всяких натуг и стараний».
Таким образом, в раннем возрасте Лесков мог бывать в орловском доме пе-риодически, с 1832 по 1839, но этот дом в Орле на Третьей Дворянской улице и стоявший третьим «по счету от берегового обрыва над рекою Орликом», запом-нился на всю жизнь. В своих произведениях «Пугало», «Несмертельный Голован» Лесков лает точное описание расположения и окружения своего дома: «Место здесь довольно красиво. За домом был сад, откуда открывался просторный вид на широкий и глубокий овраг с обрывистыми краями, прорезанными пластами красной глины. За оврагом расстилался большой выгон, на котором стояли казенные магазины, а возле них летом всегда учились солдаты».

Сначала маленький Лесков обитает в ареале своей улицы и ее недалеких ок-рестностей. Без няньки или под ее присмотром Николаша обживает район совре-менного Дворянского гнезда. Первые орловские места обитания – это дом и двор. Потом сады. Туда, за сады, за заборы ему ходить запрещено. Маленький мальчик наблюдает, как в Солдатской слободе проходит «утренняя муштра солдат, видит, как их бьют и плачет от жалости к ним.

Друзей из сверстников у Николаши не было, а потому его собеседниками становились взрослые. Он, наверное, и представить тогда себе не мог, что будущие герои его произведений живут рядом с ним, на высоком орличном берегу. Прото-типом Голована был, как предполагает Ашихмина Е.Н, один из людей, оказывавших Лесковым хозяйственные услуги. Впоследствии Николай Семенович фотогра-фически точно опишет нависавший над Орликом Голованов двор и окрестности вокруг него. Орловцы тоже навечно останутся на страницах лесковской прозы. Лесков любил вставлять в свои описания реально существовавших лиц и даже по-мещать их в рассказы под подлинными фамилиями. Документальность Лескова по-зволяет нам представить себе в Орле целый ряд удивительных личностей – и мед-ника Антона, забиравшегося каждую ночь на крышу со своим самодельным теле-скопом и садившегося там «как кот около трубы» для наблюдения за «зодиями», и добросердечного купца Ивана Ивановича Андросова, который во время «поветрий» давал желающим медицинские рекомендации из книги «Прохладный вертоград».

Постепенно, в кампании с взрослыми или родными, а чаще с няней, Николай знакомился с городом. Конечно, они отправлялись, если и не «гулять на кладбище к Троице» (Троицкое кладбище), то, по крайней мере, навещать кого-то из близких, покоившихся там. Оттуда хорошо просматривалась усадьба графа Каменского, огороженная «чрезвычайно длинным полуразвалившимся забором», и, конечно, театр, «огромное серое деревянное здание с фальшивыми окнами, намалеванными сажей и охрой». Усадьбу Сергея Михайловича Каменского Лесков, не без основа-ний, называл «проклятой». Мучения крепостных актеров были известны ему от его няни, Любови Онисимовны, бывшей крепостной актрисы театра графа. Эти вос-поминания впоследствии художник слова воплотил в «Тупейном художнике».

Известно, что детские впечатления навсегда остаются в памяти человека. Улица Верхняя Дворянская и ее обитатели, Троица, собор Бориса и Глеба, город-ской парк, Ока с ее хлебной пристанью, за жизнью которой так интересно было на-блюдать с высокой горы; домашние разговоры о чиновниках-соседях, о губернато-ре и военных людях, об архиереях и священниках, о прислуге и варке варенья, о сорте муки, о балаганах на масленицу, о кулачных и петушиных боях; поговорки, словесные штучки, орловские песни – все запоминал Николаша, во все вслушивал-ся, во все вникал. Потом это орловское богатство навеки сохранится в самом золо-том фонде родной литературы.

Когда Николаше пришла пора поступать в гимназию, дом в Орле был уже продан, и августе 1841 года мальчику сняли комнату в районе реки Пересыханки, которую по-орловски чаще называли Перестанкою. В нынешнем Орле реки такой более нет, она заключена в трубу.

В августе 1841 года город Орел представлял собой довольно грустное зре-лище. В конце июня того же года в городе случился грандиозный пожар, уничто-живший целые кварталы. Пепелища 1841 года и пожар 1843-го запомнились маль-чику навсегда. Мотивы «прогорелого» города то и дело врываются в его рассказы. Пожары им называются «знаменитыми орловскими истребительными».

Но Заокская сторона Орла (так ранее назывался нынешний Железнодорож-ный район), где родители сняли мальчику квартиру, от пожара 1841 года не по-страдала. Николаша был устроен лучшим образом: комната «с двумя окнами на Оку» и полным пансионом – «обед, чай и прислуга»; гимназия близко – по берегу пройти, мост перейти, мимо рядов – вот и гимназия. Родители предусмотрели все, все сделали по чести и покинули Орел, оставив мальчика одного, с чужими людь-ми, со страхом перед гимназией, потому что «там бьют».
Первый год он очень скучал по родным, по любимым местам, по прежней жизни. Лесков напишет потом: «Я скучал ужасно, но учился хорошо». В самом де-ле, журналы посещаемости и успеваемости Орловской гимназии, сохранившиеся в Государственном архиве Орловской области свидетельствуют, что в I и во II клас-сах Николай Лесков исправно посещал занятия и далеко неплохо учился!

Орловский дом, в котором проживал мальчик, стоял в довольно интересном месте. Здесь находился некий эпицентр колокольного звона сразу от нескольких город-ских церквей: на правом берегу находились деревянная Покровская и каменная Преображенская, на левом – Богоявленская, Никола-в-Рыбных Рядах и Воскресен-ская; позади дома – Никитская; да еще слышались колокола церкви Георгиевской (на месте кинотеатра «Победа») и всего храмового комплекса Введенского женско-го монастыря, где ныне стоит типография «Труд». Можно себе представить, какую музыку слушали орловские жители утром и вечером каждого дня! В тишине то-гдашнего Орла звуки разлетались далеко вокруг. Лесков знал все орловские церк-ви, как знал улицы, как знал дома многих жителей города Орла и самих его жите-лей.

Впоследствии Н.С. Лесков в документальной точностью опишет почти все церкви и монастыри Орла. Так в рассказе «Грабеж» писатель увековечил Петро-павловский храм, Богоявленскую, Георгиевскую, Крестительскую кладбищен-скую, Покровскую, Никольскую церкви, Введенский женский монастырь; в «Ме-лочах архиерейской жизни» – Никицку (Ахтырскую)церковь и Успенский храм и т.д.

Николай Лесков, не оставался равнодушен к звукам колоколов. Сказавши обязательное «Господи-благослови», помолясь, чтобы от злых собак пронес бы его Бог, слушая колокола, выходил он из дому и по берегу Оки, от одного храма к дру-гому, минуя деревянный мост, мимо одноэтажных тогда рядов отправлялся Нико-лаша в свою гимназию. Зимой, должно быть, Лесков достигал другого берега по льду – здесь в разных направлениях протаптывались тропочки в снегу .

Перед началом третьего года обучения Николаю Лескову сняли другую ком-нату в доме около «Никития». Родители были довольны квартирой и хозяйкой: хо-зяйка – самая доброкачественная – известная орловская акушерка Антонида Пор-фирьевна. Есть мальчик Никишенька, ученик III класса гимназии – в случае чего поможет Николаше в учении. Есть и кому присмотреть за ребенком – «служанка» старушка Игнатьевна. Голоден он не будет – небывалое количество лучших про-дуктов посылалось акушерке помимо платы «на кашицу».

Но жизнь мальчика, вопреки ожиданиям родителей, пошла по-иному. За Ни-колашей присматривать было некому: Антонида Порфирьевна приходила поздно, была всегда уставшей, старушка Игнатьевна не обращала на него никакого внима-ния, Никишенька не являлся для Лескова примером усердного ученика.

Начались гуляния по городу. Оказалось, в нем столько всего нужно было по-смотреть! Сначала открылась бурная жизнь «на задах» огородов. Николая привле-кало не только то, что росло там: огурцы, капуста, свекла, морковь и зелень и не-пременные «ягодные кусты» – смородина черная, белая, красная; малина и кры-жовник, но более его интересовала жизнь на «угородцах». Порой там разворачива-лись драмы, каких не увидишь и в театре. Лесков вспоминает, как старику, который в летний день «пошел отдохнуть под куст черной смородины, – нетерпеливая невестка влила в ухо кипящий сургуч… Я помню как его хоронили…Ухо у него отвалилось…Потом ее на Ильинке палач терзал» .

Где только не бывал тогда Николаша. Соблазны обступали гимназиста со всех сторон. Сам Лесков об этом времени писал: «Так, с материальной стороны, нам было очень хорошо, но зато не было нам никакого нравственного воспитания, а порчи было множество» .

Вот так в 1843-45 годах Лесков открыл для себя Орел как бы заново. Теперь ареалом его прогулок становится весь город. Параллельно риазвертывается отдель-ная глава в его жизни. Она называется «Гимназия».

Учеба в Орловской гимназии как важный этап в формировании личности Н.С. Лескова.

Орловская гимназия в те времена центром губернской науки. Образование считалось ценностью само по себе.
Руководили гимназией директор Александр Яковлевич Кронеберг и инспектор Петр Андреевич Азбукин. Отдавая распоряже-ния и указания, умеренно поощряя и примерно наказывая гимназистов, оба не по-дозревали, что совсем скоро станут литературными героями, войдя в описания од-ного из своих воспитанников, причем далеко не с самыми лестными характеристи-ками.
Лесков писал: «Так, в Орловской гимназии, где я учился, классные комнаты были до того тесны, что учителя затруднялись найти ученику, отвечающему урок, такое место, до которого бы не доходил подсказывающий шепот товарищей, духота всегда была страшная, и мы сидели решительно один на другом». «Учат в гимназии как попало, но бьют исправно». . В «Житии» Лесков признается, что боялся своего «Училища». Хотя примерной учебе и поведению должны были способствовать висевшие в классных комнатах иконы, мальчишки все равно шалили.

Став писателем, в «Житии одной бабы» Лесков напишет, как инспектор гимназии П.А. Азбукин, неотделявший от себя сторожа Леонова, «приглашая ученика «в канцелярию», говорил обыкновенно: «Пойдем, мы с Леоновым воспи-суем тя». С подлинной фамилией Лесков оставил нам на память еще одного испол-нителя наказаний – сторожа Кухтина:
«Как грозный исполин,
Шагал там с розгами Кухтин».

Под руководством все того же Азбукина сторож Леонов производил опера-ции и по приведению в порядок ученической внешности. Лесков с удовольствием передает гимназическую легенду о будущем фольклористе Павле Якушкине, вечно ходившего с «вихрами», которыми «убивал господина директора». И хотя гимна-зический сторож то и дело стриг ужасные якушкинские кудри, они якобы чуть ли не мгновенно отрастали вновь.

Учителей, добрым словом упомянутых Лесковым, не так уж много. Первым в этом списке стоит его законоучитель Ефимий Андреевич Остромысленский, про-тотип Туберозова и тот самый отец Ефим, о котором в «Грабеже» Лесков напишет, что тот «был из духовных магистров, и если проповедь постарается, никак ее не постигнешь».

Отец Ефим превосходно знал Священное писание. Это был умный, знающий, находчивый и добрый человек, который, кажется, самим Богом был послан будущему автору «Запечатленного ангела» и «Соборян», в которых остался и его образ.

В Орле отец Ефим был личностью известной. В доме отца Ефима по приезде в Орел останавливался настоятель Болховского Троицкого Оптина монастыря, основатель Алтайской духовной миссии преподобный Макарий (Глухарев), «голубиная душа», впоследствии причисленный к лику святых.

В романе «Некуда» Н.С. Лесков изобразил героев своей гимназической юности. Описывая двух «прогрессивных людей уездного города», художник дает портреты учителей местной гимназии – Зарницына и Вязмитинова. Один из них, Зарницын, невысок ростом, с розовыми щеками и живыми черными глазами. «Он смотрел немножко денди». Зарницын у Лескова был учителем математики. Иссле-дователь жизни и творчества писателя, Е.Н. Ашихмина, считает, что Лесков изо-бразил преподавателя латыни Брюханова и старшего учителя математики Бернато-вича.

Еще одно интересное имя встречается в романе «Некуда»: Это учитель Са-ренко. Человек с такой фамилией также работал в Орловской гимназии лесковского периода. С 1833 года в Орловской гимназии значится учителем русского языка и географии. В Орле он работает давно: в годы ученичества Лескова не первый год имеет знак «15 лет беспорочной службы». Потом Саренко заболел, ездил лечиться в Москву и уволился со службы.

Наверное, не простое совпадение, что в «Некуда» появляется персонаж по фамилии Саренко с описанием: «Саренке на вид за пятьдесят лет; он был какая-то глыба грязного снега, в которой ничего нельзя было разобрать. Сам он был велик и толст, но лицо у него казалось еще более всего туловища…не было на нем ни следа мысли, ни знака жизни. Свиные глазки тонули на нем, ничего не выражая». А далее Лесков не говорит ни одного одобрительного слова об этом педагоге, хотя и сохра-няет объективность (как же надо было обидеть Николашу Лескова, чтобы тот на-звал одного их самых несимпатичных героев своего повествования реальной фами-лией орловского педагога?). Вероятно, Лесков составил себе негативное мнение о Саренке еще будучи гимназистом. Интересно, а думал ли Лесков, когда писал «Не-куда» о том, с каким интересом прочтут его роман на родине, как будут удивляться и радоваться, отыскивая в нем знакомые лица и фамилии, причем в самом разном контексте.
Первые два года Николай учился довольно успешно. Он почти не пропускал занятий. Правда из-за нелюбви и неуспехов в изучении немецкого языка, а также из-за обстановки, царящей в то время в гимназии, мотивация к учению у Николая Лескова падает, оценки снижаются.

Ученик Орловской гимназии Лесков дважды был оставлен на учебу в третьем классе как не выдержавший переэкзаменовок. Это, разумеется, показывало наличие существенных пробелов в образовании, которые были допущены способным во всех отношениях учеником, каким был Лесков.

Осенью 1846 года Лесков покидает гимназию, отказавшись от переэкзаме-новки за четвертый класс. Его системное образование, каким бы оно ни было, за-канчивается. Наверное, будь родители рядом, живи он в своем доме под контролем достаточно жесткой матери, все, возможно, было бы иначе.

Лесков вышел из стен гимназии, обладая знаниями Закона Божьего, грамоты, латинского языка, географии и других наук. В документе, выданном ему гимназией по решению ее Совета, говорилось, что «в продолжении всего этого времени вел себя хорошо и был переводим по испытаниям в … классы из 1 –го во 2-й класс в Июне1842 года, из 2-го в 3-ий класс в Июне 1843 года. В них изучил положенные предметы со следующими успехами, а именно: Священную Церковную историю – с отличными. Истории – с хорошими. Языки: Русский – с хорошими. Латинский с хорошими. Немецкий и Французский– с посредственными. Геометрию – с доста-точными» (впоследствии геометрия и алгебра были зачеркнуты), «Географию – с достаточными, Описание Европейских государств – с хорошими. Черчение и рисо-вание – с достаточными». Обратим внимание, что большая часть оценок, с которы-ми уходил Лесков из гимназии, были хорошими. Пока что не найдены документы о том, какой именно предмет не был сдан Лесковым на экзамене в третьем классе. Судя по выписке из свидетельства, это была алгебра.

Позже Лесков не раз пожалеет о том, что не окончил гимназию: «… отсутст-вие диплома довольно больно ранило … самолюбивого писателя, несмотря на само-стоятельно приобретенную ученость» . Ошибка, совершенная по юношескому лег-комыслию, оказалась непоправимой.

Для родительского самолюбия и планов это был удар. С отличием окончив-ший когда-то несравнимо более трудную школу, чем уваровская гимназия, отец был озадачен. Мать корила сына и леностью и безучастием к интересам семьи, как и к своим собственным. Но, справедливости ради, необходимо отметить, что для рядовой дворянской среды своего времени уход Лескова из гимназии вовсе не был каким-то из ряда вон выходящим событием. Оно не бросало тени на бывшего гим-назиста. Оно даже не выделяло его из числа его ровесников. Для небогатых дворян, составлявших в Орловской губернии большинство, это была обычная практика своего времени. Провинциальные дворяне того времени подходили к образованию только как к средству поступления на службу. Семья Лесковых жила на грани ну-жды на Панином хуторе. В подобных условиях жили многие дворянские семьи, чьи незначительные имения, заложенные и отягощенные долгами, систематически вы-ставлялись на аукционные торги (так Лесковы лишились Гостомли). Поступление на службу члена семейства, пусть и подростка, составляло новый, хоть и скудный источник пополнения домашнего бюджета.

Но хоть Н.С. Лесков и оправдывал свой уход из гимназии тяжелыми обстоя-тельствами, его мать на вопрос внука Андрея, почему отец не доучился, без тени прощения или забвения давней обиды, жестко отрезала: «Не хотел учиться!»

Так в возрасте не полных шестнадцати лет, Николай Лесков вступил во взрослую жизнь.

Заключение

Черты орловского быта, социальной, культурной и духовной жизни, бытие героев произведений Лескова, населявших город, оставленные для нас великим пи-сателем, поистине бесценны в деле изучения российской культуры, этнографии и истории российской повседневности. Но они также важны и для понимания Лескова как писателя, который продолжал черпать творческое вдохновение из событий городской жизни Орла своего детства и юности до самых преклонных лет.

Когда видишь памятник, где Лесков сидит, повернув лицо в сторону гимна-зии, которую он не закончил, испытываешь чувство горечи за него. Но потом об-ращаешь внимание, что сидит он в окружении своих, таких своеобразных персона-жей, и понимаешь, что лучшим учителем для него в то время была сама Жизнь. И ей он сдал экзамен на «пять с крестом».
Я глубоко убежден, Орлу повезло, что его с такой любовью запечатлел вели-кий писатель. Но и Лескову повезло, что он родился в таком необыкновенном краю, как Орловский. То, что Лескову подарила Орловщина, с лихвой хватило ему на всю его жизнь.

Библиография
Лесков Н.С. Собрание сочинений в одиннадцати томах. Т. I – XI. М., 1956 – 1958.
Ашихмина Е.Н. «Тургеневский бережок» в годы детства И.С. Тургенева. // Турге-невский ежегодник 2005 – 2006 годов. Орел, 2008. – С. 31 – 37.
Ашихмина Е.Н. Н.С. Лесков в Орле. – Орел, 2010.
Ашихмина Е.Н.Орловское детство Лескова. Часть 2. Лесков и гимназия. – Орлов-ский вестник, 2008, 5, 12 марта
Ашихмина. Е.Н. Орловское детство Лескова. Часть 1. Лесков и город. – Орловский вестник, 2008, 13 февраля
Лесков А.Н. Жизнь Николая Лескова по его личным, семейным и несемейным за-писям и памятям. В 2-х т. М., 1984.
Лесков Н.С. Письмо к В.В. Иванову. // Русские писатели о литературном труде (XVIII – XX вв.). Сб. в 4 т. / Под общ. ред. Б. Мейлаха. Л., 1955. Т. 3. С. 216.
Новикова А. Николай Семенович Лесков: своеобразие художественного мировос-приятия. – Орел, 2005.
Старыгина Н. Лесков в школе. – «Владос», 2000

 

1 комментарий к Сочинение. Конкурс «Лесков и Орловский край – 2011». Детство и юность.

  1. […] Сочинение, которое неплохо показало себя на конкурсе. Читайте и находите что-то новое для себя о Лескове. […]

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Реальные и выдуманные душераздирающие истории + Сочинения + Стихотворения. Все статьи являются интеллектуальной собственностью авторов сайта «Денис да Данил». Копирование материалов без рабочей обратной ссылки запрещено. Руководители творческого проекта Jacob Black and White. Все права защищены. © ТО «Денис да Данил», 2010-2017