Надпись "Орёл" на стене московского Кремля.

По святой Руси

От 12.07.2014, помещено в Фантастика, автор She

Надпись "Орёл" на стене московского Кремля.

Думаете страсть к путешествиям появилась только в последние годы? Или склонны были к перемене мест лишь дворяне? Ничего подобного. Русский крестьянин тоже мечтал увидеть другие страны, чужое небо. Посеет, покосит, уберет урожай, сядет вечером на крылечке, посмотрит на закат да и вздохнет:

— Матрена, а ведь есть места кроме нашей деревни.

— Конечно, есть, — согласится жена, — деревень в округе много.

Это желание увидеть неизведанные, чужие места удовлетворяли странники, калики-перехожие. К странникам на Руси было особое отношение, их привечали, пускали в дом, давали ночлег. Грешно было отказать, взять денег за постой. Но странники все же платили, не монетой, а рассказами о своих путешествиях, духовными песнями.

«Между двух заснеженных елей стоял высокий худой старик. Белые волосы спускались на плечи, борода доставала до пояса. Старик был в полотняной рубахе, меховой тужурке и лаптях.

Старик сделал шаг вперед, Докука испуганно ойкнул и прижался к Худобе, старик подошел ближе, Докука застучал зубами.

— Мир вам, добрые люди, — ласковым тихим голосом произнес старик, — дозвольте посидеть с вами, передохнуть с дороги, издалека я.

Услуги по аренде шатров и тентов на сайте arenda-shater.ru. Большие и малый, и 25, и 100 квадратных метров, для свадьбы и для детского утренника. Недорогая аренда шатров на 60 человек позволит сэкономить на помещении для свадьбы или расширить площадь праздника.!

— Из каких же лесов, Морозушко, — двигаясь и делая рукой приглашающий жест, спросил Докука. — Где твой ледяной терем, хоть одним глазком на него посмотреть. А правду люди говорят, что у тебя там и лавки и ложки с мисками — изо льда и печка ледяная, а топишь ты ее ледяными дровами, так, что по избе не жар, а холод идет, и на голову не сажа, а иней сыплется. А дозволь спросить, чего тебе вчера Вьюга с Метелью шубу не сшили, елкам и то богатые платья приготовили, а ты как мужик бедный в полотняной рубахе ходишь, да в лаптях драных. Сапоги-то где свои оставил, самоцветными каменьями расшитые? Ну, тебе в рубахе, конечно, не холодно, а мы уже в зипунах замерзли.

Худоба остыл после работы и почувствовал, как холод заползает за воротник.

— Чего молчишь, Морозушко, а позволь узнать, что ты кушаешь, — не унимался Докука, — небось, снежки жуешь и сосулькой заедаешь.

— Нет, человече, ем я, что подадут. Вчера дала мне добрая душа ковригу белого хлебушка. Сегодня праздник большой, можно вкусным побаловаться. Тихой была прошедшая ночь, даже Вьюга не посмела ее нарушить. Все живое замерло и ожидало чуда. И оно свершилось. — Голос старика был по-прежнему ровен. — Царь родился на земле.

— Какой такой царь. Мы про царей ничего не слыхали. А-а-а, понял, видать вашего морозного племени княжич народился, над метелями и вьюгой поставленный.

— Отец, хватит расспросов. Иль ты не понял, тот это гость, которого Кривда обещала?

— Чувствую, последняя ваша деревня на пути, никуда я больше не уйду, так и умру здесь.

— Оставайся, мил человек, — с радостью согласился Докука, — пойдем с нами, расскажешь про царя нового, небось, много повидал, много знаешь, с тобой говорить не то что с нашими деревенскими».

Таких гостей ждали и любили. И случалось, порой, что хватал деревенский мужик пару запасных лаптей, и отправлялся вместе со странниками ходить по святой Руси.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *